игра под названием жизнь

Июн 17 2016 Опубликовал в самое-самое

«Я больше ничего не боюсь. Жизнь – всего лишь игра в го»
Шань Са «Играющая в го»
«Что наша жизнь? Игра!»
опера «Пиковая дама»
«Они жили долго и счастливо и умерли в один день»
Расхожий литературный штамп
книга настолько долго (и счастливо) ждала своего часа, что даже неприлично. но вот этот час наступил, и последняя страница перевернута. доволен ли я результатом?
удачное название – вот что в первую очередь заинтересовало в этом романе, потому что игра го интересует меня куда больше всех остальных игр. из пары-тройки прочитанных отзывов узнал, что в центре повествования – поединок между японским офицером и китайской девушкой, в период оккупации китая. так-так, интересно узнать кто кого:)
КАРТИНКА
хронологически, да и тематически тоже, к теме книги близка партия в го, разыгранная 6 августа 1945 года в хиросиме. ???
конечно, к книге, которую давно хотел прочитать, про игру, которая так нравится – и требования другие, чем к другим книгам, но в любом случае повествование показалось мне довольно поверхностным. она приходит на площадь тысячи ветров, он приходит на площадь тысячи ветров, они играют в го – вот тут самое время спросить автора: ну а почему вы пренебрегли динамикой этой игры, ее богатой философией, почему игра у вас протекает так скучно и обыденно, что уснуть можно? для сравнения сразу вспоминается «фламандская доска» артуро перес-реверто, где шахматная партия (в картинках) раскинута по книге и находит отображение в жизни героев. ну вот как-то так было бы куда лучше:)
из несомненных «плюсов» книги отмечу попеременное чередование сюжетных линий – «он» и «она», которые часто пересекаются (такой прием используется, например, в книге жвалевского-пастернак «черт с ним, с этим платьем!»), но недостатков в книге куда больше. так автор рассказывает об оккупации китая так, как будто читатель в курсе всего этого. ну я есчо могу понять, что мо ян писал свою книгу на китайском и для китайцев, там лишние подробности и не нужны, но шань са – это французский язык и ориентир на западного читателя, тут как-то по-умолчанию подразумевается, что читатель не в курсе.
впрочем, цели современного мейнстрима – ах как далеки от рассказа про философию го или историю китая. завлекательную картинку – вот это пожалуйста, а чтоб был налет экзотики, разбросаем по книге десяток иностранных словечек: оби, кёген, футон, сеппуку, гобан и др. – у халеда хоссейнии это срабатывает, значит, у шань са сработает тоже:) впрочем все это ерунда по сравнению с финалом.
для меня образец/идеал финала в романе – это произведения гюго, где действие потихоньку нарастает, нарастает, а потом обрушивается резким водопадом непредсказуемого, непредвиденного и снова непредсказуемого: вот дети погибают в горящей башне, но должны привезти лестницу, но вместо лестницы привозят гильотину, но неожиданно приходит «заклятый друг» лантенак и приносит ключи от башни, но теперь он схвачен и его должны казнить и тэ дэ до самого конца действие в финале выписывает необычайные зигзаги и пируэты.
есть пируэты и в романе шань са – но как-то все надуманно, необоснованно, что говорится – «притянуто за уши» для создания картинки. главная героиня «резко вдруг» срывается в пекин, удивительно, но и воинскую часть главного героя направляют туда же. то что они там случайно встретились, думаю, объяснять не нужно. такие «случайные» встречи – суть двигатель современного мейнстрима, без них и сюжет развалился бы. но скажите мне, мог ли японский офицер, самурай из семьи с давними воинскими традициями, застрелить китайскую девушку из чувства милосердия (чтобы солдатам не досталась на поругание)? это какой-то неправильный японский офицер. а зачем потом сам стреляется? кто бы ему что сказал за убийство китаянки? но если все описать логично и как бывает на самом деле, история была бы не такая романтичная, и книга ушш никак не стала бы бестселлером. а так – красивая история, пусть и неправдоподобная, но подобная беллетристика всегда найдет своего читателя.

Нет ответов пока

Вы должны ввойти чтобы оставить комментарий.