мерзость запустения

Июн 17 2016 Опубликовал в самое-самое

По роли, мля, у нее слова есть: «Я люблю вас!» <…> Это ж человек раз в жизни сказать-то может. Вот так, гм, так вот сказать, да и то не каждый. <…> Это святое, ребятки! А она, она говорила, гм, на каждом спектакле. На каждом!
хорошо, когда находится новый автор, который так понравится, что едва дочитав его книгу, торопишься в библиотеку за следующей. с романом сенчиным вышло именно так, и прочитанный роман «лед под ногами», очень хорошо стимулировал дальнейшее знакомство с творчеством автора.
вторая на моем счету книга автора – и снова о поисках себя в жизни, не очень успешных поисках. на этот раз действие происходит в небольшом сибирском городке* минусинске – глубинка есчо та, если ленина тудысь в ссылку отправляли. но там есть театр, где и работает главный герой – носит туда-сюда декорации.
РИСУНОК?????
имя-фамилия главного героя, чудесным образом совпадают с именем-фамилией автора, но насколько книга является автобиографической, для читателя так и остается тайной. но в любом случае, жизнь героя совсем не образец для подражания. и хоть он и работает в театре, самой работы в театре в книге-то и нет, куда больше там про пьянки на этой работе, ну и вне работы тоже. в общем – не совсем творческая жизнь.
если смотреть глобально – книга довольно мрачная и беспросветная. главного героя и его родителей можно в какой-то степени назвать беженцами, раз им пришлось уехать с обжитого места в кызыле, практически бросив все, и довольствоваться домиком в деревне, выращивать огурцы-редиску, продавать их на рынке и мечтать о собственной квартире в городе. есть в повести и другие беженцы, из казахстана, но вот снова автор, вместо того, чтобы поставить вопрос ребром – почему русские люди вынуждены испытывать притеснения в национальных республиках (а кызыл, столица тувы, это есчо и российская федерация) не идет дальше рассказа о том, как хорошо там жилось раньше, и как невыносимо стало потом.
определенным недостатком является оборванность сюжетных линий – действие начинается, разгорается и забывается. вот через всю книгу красной нитью проходит образ девушки, сидящей на подоконнике, на которую так «запал» главный герой. он знакомиться с ее матерью, узнает их историю бегства из казахстана, но девушка к тому времени сама скрылась из дома. и из сюжета тоже скрылась, нет больше в книге этой девушки – ее история с открытым финалом, а открытый финал часто используют тогда, когда сюжет зашел невесть куда и придумать боле нечего:)
при желании, в повести можно провести некоторые параллели с романом «лед под ногами» – и там и там герой из сибири, играл в рок-группе, и был весь из себя полон протеста: «Берясь за гитары, подключая к усилителю микрофон, наш «ГАМ» наносил адекватный удар окружающему уродству и вранью, лживой благопристойности». протеста, который в первом случае потонул в этой самой благопристойности, а во втором – мерзости запустения, но даже если ориентироваться по именам героев (денис-роман) – это разные люди. но некоторые моменты их жизни очень, очень похожи. и все же интересно, как эти две книги соотносятся с биографией автора? :))

аллюзии и примечания:
мерзость запустения – фраза из евангелия от матфея (24; 15,16): «Итак, когда увидите мерзость запустения, реченную через пророка Даниила, стоящую на святом месте, — читающий да разумеет, — тогда находящиеся в Иудее да бегут в горы»
действие происходит в небольшом сибирском городке – каково же было мое удивление, когда заглянув в анонс книги я увидел там эту фразу:) хотя, чему удивляться – лишнее подтверждение тому, что путь наименьшего сопротивления с использованием клишированных оборотов всегда используется в первую очередь, потому и будет повторяться, повторяться и есчо раз повторяться.

Нет ответов пока

Вы должны ввойти чтобы оставить комментарий.