роман-ребус

Июн 18 2016 Опубликовал в самое-самое

не знаю за что я так полюбил семейные хроники, но это верная гарантия того, что книга будет прочитана быстро и с интересом. на этот раз все вышло точно так, впрочем, роман по ходу чтения и загадок подбросил, и не одну:)
неспешно и потихоньку автор рассказывает о жизни своего героя – антона стремоухова, детство которого прошло в казахском городке чебачинске. это время сталинских репрессий, и среди жителей очень много ссыльных (есть даже депортированные чеченцы). оказавшись на новом месте кто как может, настраивает свой быт и пытается наладить жизнь – все эти истории, наложенные на детские воспоминания героя и составляют большую часть книги.
КАРТИНКА
композиционно, роман чудакова хорошо рифмуется с книгой павла санаева «похороните меня за плинтусом», где все повествование завернуто вокруг бабушки, со смертью которой и книга прекращается. у чудакова эту роль выполняет дед – многое в книге передано через его дореволюционное мироззрение, в том числе и неприятие многих новых порядков. и тоже – окончание жизни этого героя является и окончанием книги. при желании можно провести параллель и с книгой мо яня «большая грудь, широкий зад»: все вокруг матери, и по знакомой схеме – ее смерть суть окончание книги. дальше рассказывать нечего.
хоть действие и приходится на страшные для нашей страны годы, особой трагичности в книге нет, как того можно было ожидать. скорее наоборот – тут перед нами любознательный подросток, всегда готовый озадачить своего деда казусным вопросом, а то и попросить спеть «Боже, царя храни»:) кругозор его деда, не может не поражать* и несмотря на свой почтенный возраст он готов рьяно спорить с учительницей биологии на «огнеопасную» тему генетики или рассказывать внуку о «царе-освободителе александре».
александру чудакову удается насытить свой текст множеством интересных фактов так, что они не выглядят искусственно инкрустированными*, как это часто бывает у других авторов (см. например «облачный атлас» дэвида митчелла и другие псевдоинтеллектуальные шедевры:) я, например, не без удивления узнал, что в 40-е годы в пионеры принимали в первом классе. впрочем, некоторые моменты, приводимые в книге, все же вызывают сомнение, навроде факта, дважды повторенным автором в романе – пособие американского безработного в несколько раз выше зарплаты токаря седьмого разряда*. или то, что линия = 1/12 дюйма, стеллерова корова в длину достигала десяти метров, а из бранспойта можно песком чистить стену, будет интернет под рукой – что смогу, проверю:)
еще обратило внимание, как автор предельно деликатен в отношении с обсценной лексикой,* она в книге как бы есть, но ее – нет. везде где она употребляется (а это не собственно авторская речь, а цитаты кого-то и чего-то), она заменяется многоточием, причем – совсем без потери смысла:
«Уволит? Ну и увольняй к … матери <…> Я такую партию корзин з…л, весь базар о…л»
sapient sat*, как говорится.
вдумчивому читателю книга преподносит сюрпризы с самого начала, и даже есчо не начавшись. прочитав на титульном листе «роман-идиллия», и вспомнив все эти «романы-кроссворды» милорада павича, невольно подготовишься к экспериментальному характеру произведения, но куда более интересный момент ждет на обороте титула. читаем: «5-е изд., стереотипное». чтож, хорошо, раз такой бестселлер, хотя лауреаты многочисленных литературных премий скорей внушают мне опасение, чем способствуют знакомству:)* чуть ниже в анонсе – «в новое издание внесены приготовленные для него в 2005 году вставки и поправки». вот и ломал я голову, как имея правки издание останется стереотипным – мелочь, но показательно.
вослед стереотипному, но сильно измененному роману, следует отрывки из дневников, записных книжек и писем писателя, что вызвало мое непонимание и неприятие. неприятие – потому что я считаю, что не следует обнародовать личные записи человека, будь он хоть самим пушкиным*, а непонимание – потому что неясно, что мешало, клин, издателям написать нормальное послесловие? вот кто такой александр чудаков – я ветть и до сих пор толком не знаю. на полке в библиотеке рядом стояла книга мариэтты чудаковой «жизнь жени осинкиной», по совокупности фактов, рассыпанных по тексту «романа-идиллии» можно догадаться, что это его жена, но зачем загадывать читателям ребусы? к слову о ребусах – повествование все время скачет от первого лица к третьему, то «я», то «антон», автор как-бы рассказывает о герое, с которым имеем автобиографическое сходство, иногда подменяя его в сюжете:) ну нет, такого я еще не встречал в литературе, да и однозначного ответа у меня до сих пор нетути:))
куда проще решать реальные задачи, которые тоже можно вычленить из текста романа. вот «Султан Мулаи Исмагил имел 548 сыновей и 339 дочерей от 400 наложниц, в его гареме каждые 12 дней рождался новый ребенок». интересно, сколько времени все это заняло? я взял карандаш и стал считать….

аллюзии и примечания
александру чудакову удается насытить свой текст множеством интересных фактов так, что они не выглядят искусственно инкрустированными – за небольшим исключением. так, попытка объяснить почему в семье лариных у пушкина «форейтор бородатый» сродни моветону – ну слишком ушш известный факт, хорошо хоть про «вино кометы» не разъясняют:) примерно те же самые мысли, когда перечисляются фамилии, которые давались в духовной семинарии, среди них – велосипедов. так-так, что-то слишком часто книги водолазкина с другими книгами рифмуются, и кто у кого прочитал?
пособие американского безработного в несколько раз выше зарплаты токаря седьмого разряда – автор забывает упомянуть «советского токаря»:)))) за разглашение этого факта на политинформации, отец главного героя был исключен из комсомола. оставим в стороне вопрос о том, как в довоенное время можно было узнать об этом (а узнав – зачем трещать где попало?), но как можно было объективно сопоставить эти две величины? просто в цифровом отношении сравнивать глупо, официальной курс тогда если и был, то вряд ли он был широко известен (да и использовался в основном на государственному уровне), можно конечно сравнивать возможности по приобретению необходимых продуктов питания и оплаты жкх, но у меняя большие сомнения. что в советское время хлеб и молоко были дороже, чем в америке:)
автор предельно деликатен в отношении с обсценной лексикой – см. также ???
sapient sat – рекурсивная фраза, именно поэтому ее и не нужно переводить:)
хотя лауреаты многочисленных литературных премий скорей внушают мне опасение, чем способствуют знакомству – и нобелевская премия тому в подтверждение:) из последних прочитанных книг лауреатов, патрика мондиано, эльфриды зильфенек, элис манро, мо яня, и светланы алексиевич, не вдохновило – абсолютно ничего! о том, что есть куда более достойные авторы, про которых технично забывает нобелевский комитет, думаю, задумываюсь не я один.
книга «ложится мгла на старые ступени» по версии жюри премии «русский букер» признана лучшим романом десятилетия. оно может и так, вот только название премии немного смущает – какое-то оно несамодостаточное, раз на запад кивает, какая-то «смесь французского с нижегородским». такими темпами у нас скоро появятся и «русский пулицер» и «русский нобель»:))
не следует обнародовать личные записи человека, будь он хоть самим пушкиным – сомневаюсь, что современники поэта были бы в восторге, узнав, как он характеризует их в своей переписке:)

Нет ответов пока

Вы должны ввойти чтобы оставить комментарий.