слово — бессловестным!

Июн 17 2016 Опубликовал в самое-самое

с евгением клюевым у меня отношения непростые – несмотря на многочисленные восторженные отзывы других читателей, «меж двух стульев» и «книга теней» совсем не зацепили меня, так что впору было и прекратить эксперименты по поиску путей к этому автору. но вот было в этой книге что-то такое, что обратило на себя внимание.
книгу я заметил на выставке новых поступлений в библиотеку, сделал себе пометку в блокноте, а потом не один и не два раза высматривал ее в разделе на букву «к». книги не было. не без помощи сотрудников библиотеки она все же нашлась – среди книг для детей. ну да, на обложке же написано «6+» :) конечно, читать такие книги лучше в шесть лет, или в крайнем случае читать детям, которым шесть лет, ну а если с тем и с другим возникают сложности (как у меня) – просто не заморачиваться насчет возрастных категорий:))
РИСУНОК???? может разворот с картинками?
первое, на что обращаешь внимание в книге – тут довольно необычные герои. традиционных лису, машу и медведя, жучку или кошку тут не встретишь. главные роли в сказках клюева исполняют – бикфордов шнур, мешочек со смехом, деловое письмо, японский иероглиф или надломленной дирижерская палочка. а что вы скажете насчет цыпленка для супа, который так мечтал быть сваренным, «завидного жениха» садовые ножницы или трогательных отношений между вагоном и маленькой тележкой? :)
персонажи клюева не то, что неодушевленные, их и живыми-то непривычно считать, но на то она и сказка, что в ней возможно все. правда сказка короткая – несколько страниц, на которых и разворачивается вся история. но и на этих нескольких страницах вполне себе раскрывается и характер персонажа, и его устремления. вот чванный мистер миксер, оставивший после себя множество «мудрых» изречений типа «веником подметают пол», а вот сломанный консервный нож, который хочет выбрать королеву бала-на-городской-свалке, а вот пруд маленькой величины, который хочет отразить в себе все, что находится на его берегу, а вот….
я не зря упомянул и про устремления персонажей – по моему, это сквозная мысль, проходящая через эти сказки – каждая вещь, каждый предмет стремиться оправдать свое существование. под управлением надломленной дирижерской палочки исполняется надломленная-симфония-для-надломленной-скрипки-с-надломленным-оркестром, цыпленок для супа оказывается наконец-то в кастрюле, светлая мечта наконец-то сбывается, а блестящая идея приходит в свежую голову. все так, как и должно было быть:)
когда речь идет о сборнике. то вполне логично говорить о том, что понравилось боле всего. самую-самую сказку тут выбрать довольно сложно, они все хороши на свой лад, но если все же выбирать, то это «легчайшее пока» – как с берега на отправляющийся корабль летят слова прощания.
наверное стоит упомянуть и о том, что название книги – суть сокращенный вариант содержания – сборник начинается сказкой как два шнурка спасали антилоп в африке, а заканчивается историей про сердечко, вырезанное из картона. это третья, завершающая книга в авторской серии «сто и одна сказка», и прочитать первые две было бы тоже интересно.

аллюзии и примечания
слово – бессловесным – название одного из тематических выпусков журнала «иностранная литература» (№8, 1999), где была опубликована подборка произведений, герои которых определены как «неантропные», например, это антикварная ваза из романа тибора фишера «коллекционная вещь».

Нет ответов пока

Вы должны ввойти чтобы оставить комментарий.