все лестницы школы

Июл 16 2014 Опубликовал в самое-самое

Была и директива: «УЧЕНИКАМ НЕ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ ЛЕСТНИЦЕЙ, 
ВЕДУЩЕЙ В ПОДВАЛ». Хотя, все лестницы кроме одной ведут в подвал.
из письма сильвии баррет
мне нравятся книги с разножанровым повествованием, которое не дает расслабится. книга «вверх по лестнице, идущей вниз» очень умело использует эпистолярную форму: тут и письма главной героини, полные вппечатлений о новом месте работы, и послания ее учеников из «ящика пожеланий», фрагменты их письменных работ, и полные сатиры и гротеска образцы внутришкольной служебной переписки:
ВО ВРЕМЯ СЕГОДНЯШНЕГО НЕНОРМАЛЬНОГО РАСПИСАНИЯ, УЧИТЕЛЯМ ДОВЕСТИ БЕСПОРЯДОК ДО  МИНИМУМА. ДОСРОЧНОЕ ОКОНЧАНИЕ УРОКОВ БУДЕТ ОТМЕЧЕНО ТРЕМЯ ЗВОНКАМИ ПОВТОРЕННЫМИ ЧЕТЫРЕ РАЗА.

впрочем, распорядок звонков тут же меняется и учителю надо четко запомнить, что четыре звонка два раза означают что все идет по намеченному расписанию, в отличии от трех звонков четыре раза (= пожарная тревога). одного этого достаточно, чтобы  понять, что в школе имени кальвина кулиджа учат и учатся весело и необычно:)
У нас есть ключи, но нет замков <…> есть доски,  но нет мела, есть ученики, но нет мест, есть учителя, но нет времени учить. 

перед читателем проходит несколько месяцев работы сильвии баррет, которой поручили класс категории «оо» (=  особо отстающие), и в целом — все повествование о том, как она «акклиматизируется» на новом месте, обнаруживая, что большинство ее прежних представлений о педагогическом процессе тут совершенно не применимы.«Я чувствовала себя, как дрессировщик львов» — вспоминает она первый классный час.
далее вступает в силу закон жанра и некоторая шаблонность повествования — ах, это не первое и не  последнее произведение, где в самом конце герой вдруг осознает, что то, к чему он так стремился — суть неважно, а важно то, что было рядом с ним, то от чего он исподволь хотел уйти. это хорошо показано, например, в книге владислава крапивина «оруженосец кашка», об этом же фильм «мимино», вот и сильвия баррет в итоге, получив возможность выбора (перейти в другую, более «продвинутую» школу), все же решает остаться со своими учениками. поступок сильный и сродни педагогическому подвигу, впрочем, поступи она иначе, книга не была бы такой интересной.
может показаться, что в романе хорошо показаны реалии образовательной системы, и так хочется считать, но…. но это реалии американской образовательной системы более чем полувековой давности. не знаю, как другим, но мне сложно судить, насколько сильно гиперболизирована, например,  ситуация с бюрократией в школе, когда любое действие требует вороха бумаг. или, например, ситуация со школьными пропусками (эта идея тотального контроля в учебных заведениях хорошо описана в «младшем брате» кори доктороу) — мне  лично сложно понять, где реальность переходит в сатиру, как американцу сложно понять наши реалии того времени.
ну анекдот помните, где американец увидел очередь в гуме, и спрашивает: что тут происходит?
а ему: да вот, обувь иностранную «выкинули».
он посмотрел и говорит: правильно, у нас такую тоже выкидывают.
если же забыть об иностранном колорите, то книга хорошо показывает суть педагогики, как науки, профессии и призвания. «Учитель должен быть одновременно актером, полицейским, ученым, тюремщиком, родителем, инспектором, рефери, другом, психиатром, учетчиком, руководителем, воспитателем, судьей и присяжным, властителем дум и составителем отчетов, а также великим магистром». это слова одного из персонажейучителя по имени пол. впрочем тут же нас ждет и демонстрация противоречивости этой профессии — получив любовное послание от ученицы, этот учитель тут же исправил в нем все грамматические ошибки. исход  = трагический.
сложно сказать, насколько такое возможно в советской школе 60-х годов (но в советской литературе того времени — конечно совершенно невозможно, несмотря на все «оттепели»), но у бел кауфман есть аргументы и потяжелее. как вам ученица, умершая от того, что пыталась вызвать у себя выкидыш? этот случай проходит как бы краем повествования (хотя сильвия баррет и переживает из-за того, что не поговорила с этой девушкой в ответ на ее просьбу,может и могла что изменить), но тем не менее он  довольно показательный в плане того, что можно в американской подростковой литературе.
лично я не сторонник подобного натурализма, зато можно без труда догадаться, под каким «соусом» этот роман был опубликован в нашей стране в 1967 году. ну да, конечно — «вот посмотрите, как у них  все плохо». еще  раз повторю, не знаю, насколько хорошо было в сфере образования в то время в нашей стране, но все же  советская подростковая проза мне ближе. там вряд ли найдешь девушку, прыгнувшую из окна от неразделенной любви к  учителю, но, по-моему, это не самое главное в книге, которая претендует не только на то, чтобы учить и воспитывать других.

Нет ответов пока

Вы должны ввойти чтобы оставить комментарий.